Двойная революция. Советы

Революция была двойной и развивалась по двум параллельным направлениям. С одной стороны, стремление рабочих и крестьян наладить свою жизнь самостоятельно, через различные органы самоуправления. С другой — революция партийных и государственных элит, пытавшихся реформировать общество «сверху». Эти два потока не были разделены железной стеной. Они пересекались, перетекали один в другой, взаимодействовали и боролись. Каждый революционный поток нёс в себе определённый принцип социальной организации: в первом случае — советской, во втором — партийной и государственной.

Идею Советов изначально, во время революции 1905 г., выдвинули сами рабочие, а не партии. Основу системы Советов составляло делегирование. Собрание трудового коллектива или сельской общины давало делегату определённый наказ — какого рода действия необходимы. Если же тот не выполнял наказ, его можно было отозвать и заменить. В 1917 г. Советы быстро превратились в центры организации всей общественной жизни. Здесь решались ключевые политические вопросы. Но трудовые коллективы и сельские общины собирались нерегулярно. Они имели лишь слабый контроль над деятельностью делегатов. Кроме того, собрания трудящихся подчас не обладали необходимыми знаниями для того, чтобы решать те или иные вопросы.

В ходе революционных событий февраля — марта 1917 г. в городах России появилось около 600 Советов. Позже началось создание крестьянских Советов. В октябре 1917 г. их насчитывалось уже 1429. Параллельно в армии учреждались солдатские комитеты, а на предприятиях — органы рабочего самоуправления (фабзавкомы — ФЗК). Быстро росли всевозможные партийные и профсоюзные организации.

В Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов (Петросовет) делегатов от промышленных предприятий выбирали по следующему принципу: от каждой тысячи рабочих крупного завода — один представитель и от каждого завода с коллективом меньше тысячи человек один.

Предполагалось, что делегаты должны отстаивать интересы прежде всего своих коллективов. В противном случае их можно было отозвать. Делегаты от воинских частей избирались гораздо меньшим числом людей. Поэтому в Петросовете оказалось около 700 представителей от военных и всего 300 от рабочих, хотя соотношение между рабочими и солдатами столичного гарнизона было обратным — 400 : 200 соответственно.

В начале ХХ в. возникли и различные политические партии. Если Советы стали результатом социального творчества рабочих и крестьян, то организаторами партий были представители интеллигенции. Именно они стояли во главе всех политических партий. Осуществлять текущую политику, давать указания местным парторганизациям в перерывах между съездами должны были Центральные комитеты (ЦК). Социолог ХХ столетия Роберт Михельс отмечал, что любая централизованная организация, в частности политическая партия, представляет собой корпорацию, конкурирующую с другими, ей подобными. Партийное руководство («топ-менеджмент», «политтехнологи») контролирует людские и финансовые ресурсы, использует их по своему усмотрению. Оно назначает или влияет на назначения управляющих региональными отделениями (местными партийными комитетами). Получив власть в стране посредством выборов или государственного переворота, партийный менеджмент берёт под контроль и часть общественных богатств.

Разумеется, партийное руководство может быть переизбрано съездом партии. Точно также и парламент регулярно переизбирается народом. Но, увы, руководство любой организации в промежутке между выборами способно сосредоточить в своих руках административный ресурс, достаточный для того, чтобы существенным образом повлиять на их исход. Поэтому во многом неверно утверждение, что партии отражают интересы классов. Они преследуют прежде всего собственные цели. Другое дело, что для расширения влияния и удержания власти в своих руках партии нуждаются в поддержке различных общественных классов. Они стараются опереться на те или иные социальные группы, могут время от времени заботиться о нуждах данных групп. Но могут и обмануть их, «сыграв на доверии», переориентироваться на другие группы и т.д. В любом случае партии ставят во главу угла свои собственные выгоды, а не чьи-либо. Они не являются простыми проводниками политических интересов классов.

Немецкий революционер Отто Рюле писал в начале 1920-х гг.: «Партия также воплощает принцип централизма. Она похожа на ступенчатую пирамиду. Внизу— масса членов, которые должны платить и повиноваться... На верхушке (в центре) несколько человек (или даже один человек) обладают высшим авторитетом и окончательными решающими правами. Вся инициатива, все предложения... все полномочия принимать решения сконцентрированы у вождей: в их руках управленческий аппарат, списки выступающих, мандаты, пресса, касса. Массу ведут, опекают, держат в зависимости».

Во время великой русской революции имелось два различных типа социальной организации. С одной стороны, организации, основанные на самоуправлении (сельские и заводские собрания, Советы, фабзавкомы и т. д.), преимущественно горизонтальный тип организации. Его можно сравнить с футбольной командой, игроки которой действуют, наблюдая друг за другом. С другой стороны, партийные структуры, управляемые сверху вниз.

Возможно, в этом различии коренится одна из причин возникновения двоевластия.

Похожие темы