Интервенция стран Антанты

Растущее недовольство общества новым самодержавием комиссаров помогло активизироваться старым элитам российского общества и умеренным социалистам. Весной 1918 г. в различных районах России стали более активно действовать и казачьи отряды, выступавшие против революции и советской власти.

Некоторые антибольшевистские группировки могли опереться на широкую поддержку стран Антанты. Зимой 1918 г. эти государства обещали помощь большевистским властям в деле продолжения боевых действий против немцев. В тот момент антикапиталистическая риторика большевиков не слишком смущала страны Антанты. Так, английский посланник в России Локкарт повторял слова Троцкого о том, что сотрудничество союзных держав с большевиками «должно базироваться не на любви, а на расчёте». Но после заключения мира в Бресте к большевикам стали относиться как к враждебному, прогерманскому режиму. Западные дипломаты советовали своим правительствам организовать захват Архангельска и Мурманска, а также Владивостока (ключевой порт на Дальнем Востоке). Превратившись в союзника и сырьевой придаток Германии, большевистское государство с неизбежностью должно было вступить в противостояние с противниками немцев.

В марте 1918 г. вооружённые силы Великобритании и Франции, а затем США, Италии и их союзников высадились в Мурманске и постепенно завладели Российским Севером. Предлогом послужило намерение обеспечить оборону региона от германских войск. В августе интервенты захватили Архангельск и образовали там правительство во главе с лидером умеренной партии народных социалистов Николаем Чайковским.

Державы Антанты обсуждали возможность и более широкого вооружённого вмешательства — вплоть до свержения большевистского правительства. Однако осуществлению этих планов помешала активизация боевых действий на Западном фронте. Поэтому представители правительств Великобритании, Франции и Италии на конференции в Лондоне в марте 1918 г. призвали Японию организовать интервенцию в Сибири. В апреле 1918 г. японские войска высадились во Владивостоке. Позднее на Дальнем Востоке появились и американские части.

Наряду с военно-политическими интервенция преследовала и иные цели, прежде всего геополитические. Так, британский премьер Ллойд Джордж утверждал, что «традиции и жизненные интересы Англии требуют разрушения Российской империи, чтобы обезопасить английское господство в Индии и реализовать английские интересы в Закавказье и Передней Азии». Позже Ллойд Джордж заявит, что целесообразность содействия адмиралу Колчаку и генералу Деникину является тем более спорной, что они «борются за единую Россию». «Не мне указывать, соответствует ли этот лозунг политике Великобритании… Один из наших великих людей, граф Биконсфилд (Дизраэли), видел в огромной, могучей и великой России, катящейся, подобно глетчеру, по направлению к Персии, Афганистану и Индии, самую грозную опасность для Британской империи».

Существовали и классово-идеологические аргументы для интервенции. Так, уже 4 декабря 1917 г. госсекретарь США Лессинг официально заявил, что большевики являются «опасными, радикальными социалистами-революционерами», угрожающими Америке и мировому порядку. По его словам, большевизм чрезвычайно деспотичен и поставил целью свержение и замену капитализма крайней формой пролетарского социализма. В течение пяти недель после Октябрьской революции американское руководство приняло решение об интервенции как о целенаправленной антибольшевистской операции.

ОККУПАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА ИНТЕРВЕНТОВ

В Украине в 1918 г. под защитой германских и австро-венгерских оккупационных сил возродилась дореволюционная структура собственности. «Начальники уездов из бывших землевладельцев вместе с реставрированной полицией... восстанавливали помещичьи хозяйства, а в случае сопротивления крестьян производили экзекуции и порки при содействии германских войск... — вспоминал член ЦК партии кадетов В. А. Оболенский. -— Отряды немецких и австрийских войск то и дело ходили на усмирение деревенских бунтов, предавая огню и разрушению восставшие сёла и деревни». Неудивительно, что установленный оккупантами режим гетмана П. П. Скоропадского пал после ухода германских войск в ноябре 1918 г. в результате массовых крестьянских восстаний. На севере России за время его оккупации силами Антанты тысячи людей были казнены, 52 тыс. прошли через тюрьмы и концентрационные лагеря.

Похожие темы