Корниловский мятеж. Новый революционный подъем

В те дни правящие круги лихорадочно подыскивали людей, способных диктаторскими методами сокрушить революцию. Помимо Керенского претендентом на должность диктатора был Верховный главнокомандующий Лавр Георгиевич Корнилов (1870—1918).

Подобные настроения охватили отнюдь не только элиту, но и достаточно широкие массы городского населения. В городах, включая Петроград, проживали сотни тысяч мелких предпринимателей, конторских служащих и т. д. Далеко не все общественные группы и даже не все рабочие разделяли революционные идеи. Кроме того, многие были разочарованы и раздражены усилившимся хаосом, голодом. Летом 1917 г. наряду с революционными настроениями усилились и антиреволюционные. Выдержка из писем лета 1917 г.: «Я всегда был далёк от политики, но скажу откровенно, что при Николае II жилось спокойнее, справедливее и устойчивее». «Будь проклята ваша свобода, если я целый день без хлеба». «Моё предложение — выбирайте военного диктатора. Только скорее».

В конце августа пришло сенсационное известие о начавшемся по приказу Корнилова движении войск на Петроград «Корнилов, бесспорно, задумал вооружённый переворот, и задумал его давно, — писал впоследствии П. Н. Милюков. — Но он понимал, что надо совершить его с «максимумом легальности», то есть в настолько тесной кооперации военной власти с гражданской, насколько это было возможно. С другой стороны, и глава правительства, казалось, понимал, что, для того чтобы найти опору против возрастающей силы большевиков, ему остаётся только опереться на военную силу, следовательно, войти с её представителями в возможно тесный контакт... К несчастью для России, оба лица, которые занимали эти посты и от которых зависело сделать успешной эту последнюю попытку к спасению, были до последней степени не приспособлены и для этой задачи, и для взаимного союза».

В августе Корнилов и Керенский обсуждали возможности ликвидации революции в столице. Для этого собирались перебросить с фронта воинские части. Однако 27 августа между ними возникла серьёзная размолвка. Керенский снял Корнилова с поста главнокомандующего, предположив, что тот захочет установить единоличную диктатуру. Корнилов приказу не подчинился и двинул верные ему войска под командованием генерала А. Крымова на Петроград. Эти части, состоявшие из горцев Кавказа и казаков, были наименее затронуты революцией. Но навстречу им из города направили тысячи агитаторов. По свидетельству генерала П. Краснова, они так убеждали солдат: «Товарищи, что же вы? Керенский вас из-под офицерской палки вывел, свободу вам дал, а вы опять захотели тянуться перед офицером, да чтобы в зубы вам тыкали». Дело кончилось тем, что солдаты стали арестовывать офицеров. Командующий войсками, идущими на Петроград, генерал А. Крымов отправился в Зимний дворец для переговоров с Керенским. После разговора, состоявшегося 31 августа, генерал застрелился. В тот же день был арестован Корнилов.

Итак, во главе режима остался Керенский. Но его правление не могло быть долгим, поскольку власть не предпринимала ничего существенного для изменения положения дел в стране.

После подавления мятежа влияние большевиков стало стремительно нарастать. Теперь они могли проводить свою работу вполне легально. По решению эсеро-меньшевистского ЦИК Советов, напуганного корниловским мятежом, был создан Комитет народной борьбы с контрреволюцией. Туда пригласили и большевиков. Арестованных после июльских событий начали выпускать из тюрем. Ситуация, сложившаяся после неудачной попытки военного переворота, вывела партию из политической изоляции. Маятник революции снова качнулся влево.

Между тем Комитет борьбы с контрреволюцией немедленно признал «желательным вооружение отдельных групп рабочих для защиты рабочих кварталов под ближайшим руководством Советов и под контролем комитета». Получив оружие и создав боевую организацию, рабочие снова стали обретать уверенность в своих силах, утраченную после июльского поражения. Еще с первых дней февральского взрыва активисты, разоружив полицию или получив винтовки от солдат, начали организовывать отряды в Петрограде, Москве, Одессе, Харькове и других городах. Эти отряды состояли из добровольцев, главным образом рабочих. В Петрограде к осени 1917 г. организационной единицей Красной гвардии стал десяток (от 13 до 15 человек), четыре десятка составляли взвод, четыре взвода дружину, а четыре дружины (около 600 человек) — батальон. Всего по стране к октябрю насчитывалось до 200 тыс. бойцов Красной гвардии. Красногвардейцы получали зарплату 5 рублей в день. Поэтому их иногда называли «пятирублёвой гвардией».

На митингах опять зазвучали требования о передаче всей власти Советам, земли — крестьянам, фабрик и заводов — трудящимся.

Временное правительство судорожно пыталось восстановить собственный престиж. 1 сентября Россия была провозглашена республикой. Сформировали новый состав кабинета, созвали Всероссийское демократическое совещание и предпарламент из числа представителей различных общественных организаций. Но в день открытия Демократического совещания один из руководителей Петросовета, меньшевик Борис Богданов, заявил: «Я хочу обратить внимание на то, что в итоге шести месяцев существования революции мы можем безусловно установить одно — то, что у нас нет власти... Через шесть месяцев революции я, сторонник коалиционного правительства, боровшийся за него с первых дней революции, говорю, что одной из главных причин является коалиционный состав правительства. Одна часть правительства тормозит работу другой». Борис Богданов призвал «силы демократии», т. е. партии меньшевиков и эсеров, взять власть и начать необходимые реформы. И хотя он был не единственным из умеренных социалистов, кто говорил об этом, партии меньшевиков и эсеров не поддерживали подобные предложения.

Трудовые коллективы, напротив, действовали всё решительнее. Они отзывали из Советов меньшевиков и эсеров. В Петербурге, Москве и ряде других крупных городов рабочие стали посылать в Советы большевиков. 25 сентября председателем президиума Петросовета стал Лев Троцкий. Позже был избран и новый большевистский исполком Совета. От партии эсеров откололось радикальное крыло, позднее оформившееся в партию левых социалистов-революционеров, выступивших за немедленные реформы. Всё настоятельнее звучали требования об отстранении Временного правительства и о переходе власти к Советам. Назревало новое народное восстание. Партии Ленина предстояло решить, брать ли его подготовку в свои руки.

Похожие темы