Красная армия 1918-1920 гг.

В начале 1918 г. армия молодой России формировалась на добровольной основе и с избираемыми командирами. Но уже в июле V Всероссийский съезд Советов принял постановление «О строительстве Красной армии», отменив выборность командиров и установив строжайшее подчинение военнослужащих распоряжениям военного начальства. Такая армия мало чем отличалась от вооружённых сил любого другого государства. Дисциплина в ней поддерживалась всеми методами, вплоть до расстрелов дезертиров. Оправданием послужили потребности войны. «Уговором ничего нельзя было сделать, да и времени для этого не было», — пояснял видный партийный и военный деятель С. И. Гусеев. Во главе Реввоенсовета, руководившего армией, был поставлен Троцкий. Хваля его методы, Ленин в январе 1920 г. заявил: «Если мы Деникина и Колчака победили, то тем, что дисциплина была выше всех капиталистических стран мира».

Большинство командных постов в Красной армии заняли бывшие царские генералы и офицеры. 29 июля 1918 г. Совнарком принял декрет об обязательном призыве на службу офицеров старой русской армии, чиновников, врачей. Всего до конца Гражданской войны были призваны 49 тыс. офицеров и генералов. В 1918 г. военспецы (так их называли) составляли 75 % командиров Красной армии. Лишь небольшая их часть искренне приняла революцию.

Офицеры требовали от солдат беспрекословного повиновения, строжайшего соблюдения уставного порядка. Советский военачальник Георгий Жуков, служивший в годы Гражданской войны в Красной армии, свидетельствует. «Одного у них не хватало — это умелого подхода к бойцам. Держались они как-то особняком, не находили общего языка с красноармейской массой».

Для контроля над действиями военспецов и идеологической работы в армии был введен институт политических комиссаров. Приказы командиров могли исполняться, только если их подписал комиссар.

Красная армия стала кузницей военных и административных кадров государства. К концу Гражданской войны были подготовлены десятки тысяч новых красных офицеров. В советском обществе служба в Красной армии была верным способом продвижения по социальной лестнице. Армия воспитывала кадры и для комсомола, в 1920 г. на треть состоявшего из бывших военнослужащих, и для партии. Новоиспечённые партийцы пополняли кадры советской администрации. Проникновение военных в различные сферы государственной жизни вело, по мнению ряда исследователей (А. Грациози, Р Петибридж), к быстрому огрубению) общества. Новые чиновники были людьми, привыкшими решать все вопросы простыми и радикальными методами.

С другой стороны, власти постепенно устраняли независимых, выдвинувшихся снизу военных командиров. При странных обстоятельствах погибли командир Двинского полка в Москве анархист Грачёв (его полк сыграл важнейшую роль в победе революции в Москве); командир дивизии левый эсер Василий Киквидзе (январь 1919 г.); украинский левый эсер Николай Щорс (август 1919 г.); бывший анархист Нестор Каландаришвили (начало 1922 г.). В 1921 г был отдан под суд и казнён видный красный военачальник Филипп Миронов.

В 1919—1920 гг. Красная армия являлась основным работодателем и одновременно главным потребителем товаров в стране. Промвоенсовет, специальный орган, созданный для удовлетворения нужд армии, управлял предприятиями, где трудилась приблизительно треть российских рабочих. Половина всей произведённой одежды, обуви, табака и сахара шла на нужды армии. Для неё же предназначалась и львиная доля выкачанного из деревни продовольствия.

КРАСНОАРМЕЕЦ

Когда началась Гражданская война в Сибири и на юге России, рабочий завода «Проводник» Эдуард Дуне ушёл в армию. Летом 1919 г. при отступлении на Дону он попал в плен к казакам Деникина. Чудом избежав смерти, Дуне оказался в Новороссийске, где, работая в тюремной больнице, стал участником партизанского подполья. Когда Новороссийск заняла Красная армия, возвратился в строй. Его дивизия пришла на Кубань с приказом разоружить местное население. Белая армия была разгромлена, но восстания против большевиков поднимались то тут, то там. Дуне писал: «Во время Гражданской войны часто издавались приказы о необходимости гуманного отношения к пленным. Как только враг сдавался, складывал оружие и обещал больше не выступать против советской власти, он больше не рассматривался как враг. Теперь по секретному приказу политической секции эта тема поднималась опять. Центральная Чека опубликовала приказ, подписанный Дзержинским, по которому все политработники информировались о расстреле двух сотрудников Чека за избиение заключённых... Но почти одновременно с этим Девятая армия издала приказ о начале красного террора: все участники восстания должны расстреливаться без суда на основе приказа за таким-то номером... Наши действия в районах восстания мало отличались от поведения Белой армии во время Гражданской войны».

Похожие темы