Крестьянское движение в ходе Гражданской войны

КООПЕРАТИВЫ

В 1917 г. В России имелось 63 тыс. кооперативов всех видов, объединявших десятки миллионов людей. Наиболее распространено кооперативное движение было в деревне. Кооператив представлял собой самоуправляемый коллектив с выборным правлением, Входя в него, крестьяне договаривались о совместном сбыте произведённой продукции, об оптовых закупках изделий городской промышленности или о том и о другом. Некоторые коллективы сообща владели различной техникой. Кооперативы часто объединялись в союзы. Последние могли насчитывать десятки тысяч членов. Была широко распространена кооперация и в городах, особенно среди промышленных рабочих. Однако большевистское государство не устраивала любая структура, которую оно не контролировало. Декрет Совнаркома от 27 января 1920 г. превратил потребкооперативы в простой распределительный аппарат могущественного Наркомпрода.

ЧАПАННАЯ ВОЙНА

Крестьянские выступления против продотрядов начались ещё летом 1918 г. В марте 1919 г., в разгар колчаковского наступления, в Самарской и Симбирской губерниях за оружие взялись около 200 тыс. крестьян. Восстание, получившее название «Чапанная война», было вызвано произволом большевистской власти, арестами и расстрелами крестьян, а также активным изъятием хлеба в этих прифронтовых губерниях. Оно проходило под лозунгами «За Октябрьскую революцию» и «Долой коммунистов!». Повстанцы выступали за власть Советов, но против «власти... присосавшихся к ней, под прикрытием коммунизма, паразитов». Себя повстанцы называли большевиками.

Выступления начинались со сходов в деревнях, арестов представителей власти и членов коммунистической партии, всеобщего вооружения (в дело шли пики и вилы, имелось лишь несколько сотен винтовок, несколько пулемётов), избрания штаба и командиров, рассылки делегатов в соседние волости. Советы переизбирались либо переходили на сторону восставших. Отряды повстанцев объединились в Народно-крестьянскую армию, которой удалось занять город Ставрополь (ныне Тольятти). Там были образованы Совет с участием профсоюзов (рабочие Ставрополя примкнули к восставшим) и исполнительный комитет Совета, начавший выпуск «Известий Ставропольского исполкома». Однако крестьяне не могли противостоять большевистским карательным частям, гораздо лучше вооружённым. Восстание было подавлено, более тысячи его участников убиты в боях или казнены.

По воспоминаниям большевистского активиста Н. Г. Петрова, в деревне Новодевичье, одном из главных очагов Чапанной войны, на сельский сход регулярно собиралось около 500 домохозяев, в основном «бородатые старики». Именно главы семейств составляли деятельное ядро общины и решали её судьбу. Остальные появлялись на сходе лишь от случая к случаю. Когда же во время Чапанной войны на сход пришла молодёжь села, то многие из них отнеслись к идее восстания сдержанно или повели агитацию против него. Подобного рода события происходили, вероятно, и в других поволжских селах, наблюдатели сообщали о «двигающихся толпах крестьян пожилого возраста в чапанах».

МАХНОВЩИНА

В Восточной Украине крестьянское движение возглавили анархисты. Командиром повстанческой армии избрали Нестора Махно. Ее состав отражал многонациональный характер региона: среди махновцев были украинцы, русские, евреи, немцы и др. В основе внутренней организации их армии лежали принципы добровольности, выборности командного состава и дисциплины, основанной на сознательности. Характерная листовка эпохи Гражданской войны, выпущенная украинскими повстанцами-махновцами, изображала мужика с бомбой в руке, кричащего: «Вы требуете мой хлеб?.. Так вот же вам хлеб!».

«В течение примерно полугода, с декабря 1918 по июнь 1919 г., — вспоминал В. Волин, — крестьяне (Восточной Украины) жили безо всякой политической власти. Но они не только не оказались разобщены между собой, но, напротив, создали новые формы общественной организации: коммуны вольных тружеников и «вольные Советы» трудящихся». Причём если первых было немного, то вторые стали основной формой общественной жизни. «Вольные Советы» махновской зоны представляли собой местные общие сходы жителей, которые решали основные вопросы хозяйственного характера и избирали исполнительные органы для ведения текущих дел. Было проведено три районных съезда «вольных Советов», в которых приняли участие крестьяне, вооружённые повстанцы, рабочие. Для борьбы с войсками Деникина и Украинской директории делегаты одобрили введение принципа «всеобщей добровольной и уравнительной мобилизации». Вместе с тем на местах нередко пользовались большой властью полевые командиры махновцев и махновская контрразведка. Между этими силами и «вольными Советами» часто возникали трения. 

РАЗГОВОР С ВЛАСТЬЮ

О том, как отнеслись большевики к попыткам повстанцев уладить дело миром, можно судить по телеграфным переговорам поддержавшего восстание председателя Русско-Бектяшского сельсовета Поручикова с ответственным секретарём Симбирского губкома РКП(б) И. Варейкисом:

«Поручиков. У нас кулацких восстаний нет и не было. Контрреволюционеров нет. Мы против неправильных реквизиций хлеба и скота. Приветствуем партию большевиков и против них ничего не имеем, мы идём против насилия коммунистов. Вообще же контрреволюции нет, мы идём против неправильной реквизиции хлеба и скота. Кулацких восстаний нет, все крестьяне — трудовики. Число восставших — все сёла и деревни. Мы желали бы, чтобы вы сами к нам приехали, дабы вы сами видели, кто восстал. Народ просит вас самим приехать сюда... Ведь, товарищ Варейкис, мы не саботажники, нам бы хотелось с вами самим поговорить: вы сами увидите, что мы правы, и народ с удовольствием выслушает вас. Ответьте сейчас же, приедете к нам или нет...

Варейкис. Пока что я к вам не еду, потому что высланы соответствующие ораторы, т. е. пушки... Предупреждаю, что если не приложите все меры к ликвидации (восстания) и не выполните этого сегодня же, то тогда, когда я буду в селе вашем, будете... (Поручиков перебивает.)

Поручиков. Товарищ Варейкис. Мы просим вас эти вещи нам не говорить, а вот скажите нам... приезжайте сюда и сами узнаете, кто тут виноват. Я, Поручиков, сам не могу ничего говорить. Вот просим вас приехать, крестьяне не думают выступать против вас.

Варейкис. Я тоже сам не говорю о таких вещах, сейчас сделаю их. У вас я буду с условием, если вы сложите оружие.

Поручиков. Вот что, товарищ Варейкис, но собрание решило вызвать вас, дабы поговорить с вами, и вот тогда, возможно, (конфликт) будет улажен. За целость вашу, товарищ, мы даём слово. Вот если сами приедете, будет лучше, чем ваши пушки. Они только озлобят народ. Если хотите, приезжайте сюда и переговорите обо всем.

Варейкис. Ваших гарантий мне не нужно, потому что и без гарантий никто из товарищей крестьян меня не тронет. Второе, кто лучше — пушки или я? Для меня, конечно, лучше пушки, а для вас — я. Предупреждаю, что, если вы пойдёте на встречу и сами успокоитесь, я всячески постараюсь со своей стороны, чтобы не было кровавых последствий. Вы это передайте крестьянам. Пока я кончил.

Поручиков. Напрасно посылаете пушки, потому что они нам не страшны, а вот если вы не хотите кровопролития и идёте рука руку с нами, крестьянами, то приезжайте сами, если вы действительно справедливы, понятно? Я кончил.

Варейкис. Больше никаких переговоров я не веду, а из ваших речей понял, что необходимо действовать.

Поручиков. Значит, не приедете? Плохо, а мы вас ждём, чтобы вы пролили нам свет. Приезжайте, товарищ Варейкис, и всё уладится. Мы вам выскажем, что у нас на душе, и вы нас поймёте». 

Похожие темы