Кризис производства и рабочее движение

В сложившихся условиях городские рабочие добивались выполнения своих требований «явочным порядком». В марте 1917 г. в Петрограде они сами ввели восьмичасовой рабочий день. Трудящиеся вынудили хозяев платить зарплату, «подобающую свободному гражданину», выгоняли из администрации ненавистных начальников и создавали фабрично-заводские комитеты (фабзавкомы).

В задачи фабзавкомов входило осуществление «заводского самоуправления» и «права ведать внутренним порядком завода». Сюда включали установление продолжительности рабочего времени и уровня оплаты труда, контроль над условиями труда, приёмом и увольнением работников и т. д. Рабочие пытались не допустить разворовывания оборудования.

Вот как описывает атмосферу, царившую в фабзавкомах, иваново-вознесенский рабочий Г. Горелкин: «Наиболее активная часть пролетариата, стянутая в фабкомы, чувствовала нутром грядущую власть рабочего класса, зорко оберегала склады, двигатели и станки. Усиливающаяся разруха, недостаток сырья, топлива и страшный голод требовали сверхчеловеческого напряжения мозговой работы. Мы, фабкомовцы, вставали в 7 часов утра и, проглотив стакан-два «малинового напитка» и овсяную пресную лепёшку, от которой десны сочились кровью, спешили с окраин города в фабком, где каждый день и каждый час кипела живая работа... С напряжёнными нервами и воспалёнными глазами, мы должны были поспевать всюду».

Требования контроля над деятельностью заводской администрации не было в программе ни одной социалистической партии. Тем не менее в мае оно было официально провозглашено Конференцией петроградских фабзавкомов (май — июнь).

Между тем обстановка на предприятиях ухудшалась. «...Усиление общего хода разрухи, надвигающийся призрак массовой безработицы, социальный испуг имущих классов — всё это создаёт почву для реализации наступательных замыслов предпринимателей... — свидетельствовала меньшевистская «Рабочая газета». — Заводы не ремонтируются, изношенные части не заменяются новыми, запасы сырых материалов и угля не возобновляются, работы ведутся спустя рукава. Предприниматели... сокращают производство, рассчитывают рабочих под предлогом недостатка металла, угля, отсутствия заказов. Тут перед нами другой приём борьбы — скрытый локаут...» В сентябре только в Петрограде предприниматели выбросили на улицу 20 тыс. человек.

Как отмечает историк Д. О. Чураков, летом 1917 г. начинается быстрый рост взаимодействия между фабзавкомами. Складывается система рабочего самоуправления. Активно действует Центральный совет фабзавкомов Петрограда. Он занимался вопросами продовольственного снабжения, контактами с предпринимательскими организациями, координацией связей фабзавкомов города с пролетарскими организациями Петрограда, Одессы, Москвы.

Однако инженерно-технические работники часто отказывались сотрудничать с рабочим самоуправлением. Вероятно, они не считали рабочих себе ровней и не мыслили совместных действий с ними. В трудовых коллективах возник раскол. Часто, не имея возможности непосредственно управлять заводами по причине отсутствия необходимых знаний о производстве, рабочие оставались на стадии контроля. Получалось, что фабзавкомы нуждаются в государственном организующем центре, который помог бы наладить производство. Эта потребность многократно усиливалась традиционной зависимостью российской промышленности от государства, ведь многие предприятия выполняли государственные заказы.

Лидер эсеров В. М. Чернов в своей книге «Конструктивный социализм», опубликованной в 1925 г., утверждал, что фабзавкомы разрушали производство неумелыми попытками самоуправления. Действительно, подобные факты известны. Однако в целом, по мнению современных исследователей Д. Манделя и Д. Чуракова, это не было характерно для ФЗК. Наоборот, если осенью 1917 г. заводы вообще продолжали работать, то это была всецело заслуга фабзавкомов. Вместе с тем нарастал гнев рабочего класса, направленный против предпринимателей и властей.

Похожие темы