Ленин в период 1905-1917 гг.

Начало первой российской революции активизировало деятельность Ленина. Он выдвигает теорию перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую: «Мы за непрерывную революцию, мы не остановимся на полпути». Источником подобной непрерывности должна была служить диктатура пролетариата и крестьянства, установленная ещё на этапе буржуазной революции. Отсюда следовал тезис о господстве пролетариата, а не буржуазии в ходе буржуазно-демократической революции. Всё очень последовательно: пролетариат — во главе революции, во главе пролетариата — рабочая партия, во главе партии — сам Ленин.

После поражения революции и разгона II Государственной думы Ленин возвращается в Швейцарию. Вторая эмиграция после временных свобод 1905— 1906 гг. оказалась намного тяжелее первой.

По его собственному признанию, он вернулся в Женеву с чувством «точно в гроб ложиться сюда приехал». Он был не одинок в своих ощущениях. После победы реакции интеллигенцию охватило настроение разочарования и уныния, которое проникало и в среду рабочих.

1908 — 1910 гг. — жизнь в Париже, самый тяжёлый период в эмиграции Ленина, существование, полное лишений и нужды, «критический момент в жизни кружка Ленина», как отмечал Мартов. Но, по свидетельству Григория Евсеевича Зиновьева, Ленин тогда повторял своим соратникам: «Тёмные дни минуют, и мы снова окажемся на гребне великой волны»: Показная бодрость вождя скрывала его внутреннюю неуверенность, сестре Анне он сетовал: «Не знаю, доживёшь ли до следующей революции».

В годы эмиграции, по замечанию писателя Максима Горького, за Лениным укоренилась репутация готового на любые средства «создателя постоянной склоки». Даже такой сподвижник Ленина, как Николай Иванович Бухарин, признавал, что он не терпел ни одной толковой, самостоятельной головы возле себя. Как только таковая возникала, он немедленно шёл на разрыв, образовывал фракцию и вновь оказывался один впереди своих более податливых сторонников. Поэтому неудивительно, что всякий раз мемуаристы и биографы подчёркивают, что Ленин был на несколько голов выше своего окружения.

С целью укрепления нелегальных кадров в России летом 1911 г. Ленин организует собственную партийную школу в пригороде Парижа Лонжюмо. Он всегда говорил, что там, где есть два-три рабочих, между ними должен быть большевик. Кадры, подготовленные в Лонжюмо, сыграли большую роль в организации в январе 1912 г. VI Пражской конференции, на которой фракция большевиков окончательно утвердила своё независимое партийное существование.

В июне 1912 г., в условиях намечающегося подъёма классовой борьбы в России, Ленин переезжает в Краков, находившийся в австрийской части Польши, для более тесной связи с нелегальными организациями, большевистской фракцией IV Государственной думы и её газетой «Правда». Он встречается с российскими работниками, готовит тексты для выступлений большевистских депутатов Думы, публикуется в легальной рабочей печати.

После начала Первой мировой войны Ленин был арестован австрийскими властями по подозрению в шпионаже. Но вскоре по ходатайству членов австрийской социал-демократической партии он выходит на свободу и вновь возвращается в Швейцарию. В августе 1914 г., узнав из газет о голосовании социал-демократической фракции в германском рейхстаге по вопросу о военном бюджете, поддержавшей войну, Владимир Ильич был потрясён и тогда же заявил: «Это конец Второго интернационала, с сегодняшнего дня я перестаю быть социал-демократом и становлюсь коммунистом». Ленин призвал покончить с войной революционным путём, превратив «войну империалистическую в войну гражданскую».

Ленин принимает участие в Циммервальдской (1915 г.) и Кинтальской (1916 г.) конференциях социалистов.

Не имея никакого представления о положении дел в России, Ленин ещё в январе 1917 г. был полон пессимизма: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв... грядущей революции».

После известий о начале Февральской революции 1917 г. эмигрантская колония в Швейцарии забурлила. Многие стремились немедленно вернуться в Россию. Строились различные, порой фантастические планы. Идея проезда через Германию принадлежала Мартову, однако он по моральным соображениям отказался от неё. Ею воспользовался Ленин. Отбросив всякую щепетильность, он вместе с группой эмигрантов по договорённости с германским правительством пересёк по железной дороге территорию Германии и далее через Скандинавию прибыл в Россию. Они подъезжали к Петрограду и гадали: арестуют или нет? Действительность оказалась обескураживающей. 3 апреля Ленин и его товарищи были торжественно встречены революционными массами и представителями Петроградского Совета. Тогда такого приёма удостоились многие политические деятели, возвращавшиеся из ссылки и эмиграции. Начальник почётного караула в своём рапорте Ленину выразил уверенность, что известный лидер социал-демократов займёт достойное место во Временном правительстве. Лидер только хмыкнул и пошёл дальше, у него на уме было совсем другое. В знаменитом обращении к толпе с броневика и далее в известных «Апрельских тезисах» он призвал к курсу на социалистическую революцию.

Ленин сел в вагон поезда в Цюрихе в буржуазной европейской шляпе, а вышел на перрон Финляндского вокзала в пролетарской кепке. Смена такой важной детали одежды имела продуманное и глубоко символическое значение. VII Апрельская конференция РСДРП(б), на которой Ленин выступил категорически против соглашения с буржуазной демократией, поддержала его программу борьбы за переход от буржуазно-демократической революции к социалистической под лозунгом «Вся власть Советам!».

Биографии политических вождей свидетельствует о том, что все они, как правило, были наделены одним неоспоримым даром — излагать сложное доступно, пробуждать и вовлекать массы народа в активное действие. Ещё в апреле 1917 г. безногие инвалиды ходили по улицам Петрограда с плакатами «Верните Ленина Вильгельму». Но это не могло остановить рост популярности Ленина. Низы общества всё больше увлекались большевиками. Те с предельной энергией несли в общество свои идеи, повторяя обещания быстро решить все проблемы в случае прихода к власти.

Но для политического успеха одного субъективного фактора недостаточно. Быстро тускнеет обаяние личности и проходит гипноз самых пламенных речей. Такое случается, если речи расходятся с объективными потребностями общества и требованиями масс...

Похожие темы