Общинная революция в деревне

Октябрьские события в Петрограде дали дополнительный толчок к углублению социального характера революции. Падение Временного правительства сыграло решающую роль в победе общинной революции в деревне. Государственные структуры исчезли, и власть на местах перешла в руки общинного самоуправления (крестьянского схода) и избираемых им органов. В стране почти полностью исчезло помещичье, а в большинстве случаев и кулацкое землевладение. «Деревня, — писал социал-демократ Н. Валентинов, — выгнала в 1917— 1918 гг. помещиков, пожгла и пограбила их гнёзда (однако далеко не все), но убийства помещиков совсем не были массовым явлением. А во многих местах, окорнав помещика, мужики даже оставляли ему «на прокорм» клочок земли... В 1917 г. множество людей убеждённо доказывали, что было бы безумием допускать делёжку земли в самочинном порядке. Говорилось, что алчные мужики, способные, как думал Горький, из-за уворованного курёнка убить соседа, друг друга перережут из-за распределения помещичьей земли. Оказалось и это неверным. Переход сотни миллионов десятин в руки деревни в 1917—1918 гг. прошёл на удивление гладко, спокойно, при минимальном числе случаев междукрестьянских столкновений». Впрочем, так обстояло дело в большинстве, но отнюдь не во всех регионах России.

В ряде мест крестьяне в конце 1917 — начале 1918 г. приступили к организации сельских коммун. Нестор Махно, активно участвовавший в создании коммун на востоке Украины, вспоминал: «Некоторые крестьяне и рабочие, организовавшиеся ещё с осени в сельскохозяйственные коммуны, оставляя сёла и деревни, со всеми своими семьями выезжали в бывшие помещичьи имения... Они поселялись там... Организация их основывалась на равенстве и солидарности сочленов... Ведение хозяйства всей коммуны направлялось общими совещаниями всех членов её. После этих совещаний каждый имел своё определённое дело...». Все участники трудились по мере своих сил и имели равный доступ к пользованию произведёнными продуктами. Лица, которым поручалось выполнение организационных задач, не обладали никакими привилегиями и по выполнении этих задач должны были трудиться, как и все остальные. Окрестное крестьянское население отнеслось к таким инициативам выжидательно. Люди хотели посмотреть, как будет развиваться этот эксперимент.

Коммунарское крестьянское движение приобрело большой размах в Тверской, Самарской, Саратовской и ряде других российских губерний. Там его инициаторами выступали максималисты и анархисты.

Наряду с низовыми коммунами стали возникать коммуны, организованные государством. Там крестьяне обязаны были работать под руководством назначенных властью чиновников и подвергались жестокой эксплуатации. Подобные коммуны вызвали у крестьянства такую ненависть, что само слово «коммуна» скоро сделалось в крестьянской среде ругательным

В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов одобрил разработанный левыми эсерами закон о социализации земли, который легализовал общинную революцию в деревне. Но одновременно власть перешла в наступление на крестьянскую общину. 26 марта 1918 г. Совнарком одобрил декрет о введении централизованного товарообмена. Согласно официальной инструкции Наркомата продовольствия к этому декрету, индивидуальный обмен и закупка хлеба отдельными организациями запрещались. Большевики вернулись к практике хлебной монополии. Теперь им предстояло сделать то, на что так и не решилось Временное правительство, — силой изъять у крестьян запасы продовольствия.

Похожие темы