Октябрьское восстание 1917 г.

24—26 октября отряды вооружённых рабочих (Красная гвардия) и революционно настроенные военные части свергли в Петрограде Временное правительство. Красногвардейцы постепенно занимали вокзалы, городские коммуникации, другие важные объекты. Иногда возникали стычки между ними и верными правительству силами. Но в столице Керенский мог опереться лишь на несколько сотен (или тысяч) слабо обученных и плохо вооружённых юнкеров. О том, чтобы противостоять с ними 200 тыс. революционных солдат Петроградского гарнизона и 40 тыс. красногвардейцев, не могло быть и речи. Взятие Зимнего дворца, где заседало Временное правительство, произошло в ночь с 25 на 26 октября (с 7 на 8 ноября). В ходе небольших столкновений погибло шесть человек.

Министр юстиции Павел Малянтович вспоминал: «Я оглядел всех, все лица помню. Все лица были утомлены и странно спокойны. Вдруг возник шум где-то и сразу начал расти, шириться и приближаться... Дверь распахнулась…вскочил юнкер, вытянулся во фрунт, руку под козырёк, лицо взволнованное, но решительное:

— Как прикажете, Временное правительство? Защищаться до последнего человека? Мы готовы, если прикажет Временное правительство.

— Этого не надо! Это бесцельно! Это же ясно! Не надо крови! Надо сдаваться! — закричали мы все не сговариваясь, а только переглядываясь и встречая в глазах друг у друга одно и то же чувство и решение.

Вся сцена длилась, я думаю, не больше минуты. Шум у нашей двери. Она распахнулась — и в комнату влетел, как щепка, вброшенная к нам волной, маленький человечек под напором толпы, которая за ним влилась в комнату и, как вода, разлилась сразу по всем углам и заполнила комнату. Человечек был в распахнутом пальто, в широкой фетровой шляпе, сдвинутой на затылок, на рыжеватых длинных волосах. Бесцветные глаза, утомлённое лицо... Человек влетел и закричал резким назойливым голоском…Мы сидели за столом. Стража окружила нас кольцом.

—Временное правительство здесь, — сказал Коновалов, продолжая сидеть. — Что вам угодно?

— Объявляю вам, всем вам, членам Временного правительства, что вы арестованы. Я — представитель Военно-революционного комитета Антонов».

Арестованных министров отправили в Петропавловскую крепость. ВРК объявил о передаче власти собравшемуся в столице II Всероссийскому съезду Советов рабочих и солдатских депутатов.

Как ни удивительно, дни переворота были мирными. Столица жила обычной жизнью. Ходили трамваи, работали театры, магазины, гуляли люди. Об этих событиях Лев Троцкий писал: «Буржуазные классы ждали баррикад, пламени пожаров, грабежей, потоков крови. На самом деле царила тишина, более страшная, чем все грохоты мира. Бесшумно передвигалась социальная почва, точно вращающаяся сцена... унося вчерашних господ в преисподнюю».

Октябрьское восстание, по словам лидера эсеров В. Чернова, совершили «охлос, толпа, улица, чернь, разнуздавшая свои инстинкты, давшая волю своим страстям, бунтующая грубо и дико, как элементарная слепая стихия». Меньшевистский лидер И. Церетели обличал «ожесточение, невежество» масс в октябре, «легковерие, с каким они воспринимали демагогические обещания». Почему же эсеры и меньшевики не разгромили партию большевиков в то время, когда ещё имели влияние в народе и в армии? Один из лидеров меньшевиков Борис Богданов впоследствии скажет: «Все мы боялись контрреволюции и не придавали значения левой опасности».

II съезд Советов открылся вечером 25 октября. Из 673 заполнивших анкеты участников 505 привезли с собой наказы о передаче власти Советам. Представители умеренных социалистов высказались за переговоры с Временным правительством, но не получили поддержки. Тогда несколько десятков меньшевиков и правых эсеров покинули съезд, объявив его «неправомочным». Оставшиеся делегаты почти единогласно постановили: «...вся власть на местах переходит к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые и должны обеспечить подлинный революционный порядок».

Выполняя свои обещания, большевистская партия внесла на обсуждение съезда проект декрета, предлагавший прекращение войны и заключение немедленного мира «без аннексий (без захвата чужих земель, без насильственного присоединения других народностей) и без контрибуций». Кроме того, большевики поддержали крестьянские требования об отмене частной собственности на землю и передаче её крестьянам в уравнительное пользование без применения наёмного труда. Оба декрета — о мире и о земле — были приняты съездом Советов 26 октября 1917 г.

В то время как большевики и их союзники торжествовали победу в Петрограде, глава Временного правительства А. Ф. Керенский приехал в Псков, где встретил войска 3-го конного корпуса генерала П. Н. Краснова. С большим трудом Краснову и Керенскому удалось мобилизовать для похода на Петроград 700 казаков. 27 октября этот немногочисленный отряд занял Гатчину, а на следующий день войска Краснова — Керенского вошли в Царское Село. Военно-революционный комитет послал в направлении Царского Села революционные воинские части, отряды Красной гвардии и матросов. На юге города начали строить укрепления. Ситуация осложнилась еще и тем, что 29 октября в Петрограде произошел мятеж юнкеров Владимирского, Павловского и Инженерного училищ. Это безнадёжное выступление нескольких сотен людей подавили в течение одного дня. Училища блокировали массами красногвардейцев и революционных солдат. После короткого артиллерийского обстрела юнкера сдались.

30—31 октября стабилизировалась ситуация и в районе Царского Села - Гатчины. После нескольких коротких перестрелок казаки Краснова отступили и начали переговоры с советскими властями. Вскоре, казаки решили прекратить сопротивление и выдать Керенского. Узнав о таком решении, Керенский бежал, переодевшись матросом. Позднее большевики распространили слух о том, что Александр Фёдорович бежал из Гатчинского дворца в женском платье.

События октября 1917 г. стали результатом развития массовых движений после февраля, а не большевистского заговора. Однако революционными настроениями рабочих и крестьян России воспользовались прежде всего большевики. Они опирались на арифметическое большинство делегатов съезда Советов рабочих и солдатских депутатов (около трети представленных Советов имели в своём составе крестьян).

Большевики пригласили левых эсеров участвовать в правительстве. Но те склонялись к созданию широкого коалиционного кабинета из представителей всех социалистических партий. Это не устроило Ленина и его соратников.

Решение о составе и структуре кабинета принималось членами большевистского ЦК. Оно стало называться «Совет народных комиссаров» (Совнарком). Большевистское руководство одобрило кандидатуру Ленина на пост главы правительства.

Однопартийный список министров (народных комиссаров) был внесён большевистскими депутатами на обсуждение съезда и одобрен. Правительство официально приступило к исполнению обязанностей 27 октября.

Революционер П. А. Аршинов в своей статье «Два Октября» писал: «...революционная Россия покрылась обширной сетью рабочих и крестьянских Советов, которые начали функционировать как органы самоуправления... Капиталистические право и порядок всё ещё номинально существовали в стране, но обширная система социального и экономического рабочего самоуправления создавалась рядом с ними... Октябрьская революция рабочих уничтожила последнее и самое большое препятствие на пути их революции - государство собственнических классов, уже побеждённое и дезорганизованное... Октябрь рабочих и крестьян... не достиг своего настоящего окончания. Он был насильно прерван Октябрём большевиков, которые постепенно распространили свою диктатуру на всю страну».

Похожие темы