Политический кризис. Антивоенное настроение

В то время как «низы» налаживали жизнь в соответствии со своими стремлениями, правящие круги не желали никаких радикальных изменений или боялись на них пойти. Поэтому в течение всего 1917 г. шли массовые антиправительственные выступления. Первый серьёзный политический кризис вызвало в апреле 1917 г. заявление министра иностранных дел, лидера либеральной партии кадетов П. Н. Милюкова о намерении продолжать войну до её «победоносного окончания». Начались массовые митинги рабочих, солдат и моряков, демонстрации протеста. Судьба Временного правительства висела на волоске. Правительство располагало всего 3,5 тыс. надёжных войск против огромного гарнизона. Потому члены Временного правительства отклонили предложение военного министра А. И. Гучкова силой разогнать солдатскую демонстрацию.

Накалившуюся обстановку попытались использовать и наиболее радикальные элементы большевистской партии. Так, группа членов Петербургского комитета партии большевиков во главе с С. Я. Богдатьевым призвала рабочих и солдат к насильственному свержению Временного правительства. Но попытка восстания не была поддержана ЦК большевиков. Ленин назвал её авантюрой. Лидерам Петроградского Совета удалось обуздать солдатскую стихию и запретить на время все манифестации в городе. Но Временному правительству пришлось пожертвовать двумя ключевыми фигурами — А. И. Тучковым и П. Н. Милюковым — и пригласить в свой состав представителей умеренных социалистов.

Однако и в новом составе правительство не собиралось менять свой курс. Оно назначило на 18 июня начало очередного наступления на фронте против германских и австро-венгерских войск Германские войска не предпринимали серьёзных наступательных операций, рассчитывая заключить с революционной Россией мир. Но правительство решило продолжить войну. Военные круги, в частности генерал А. И. Деникин, также считали, что наступление излечит армию от влияния революции и пораженческих настроений. «Ни одна армия мира не может оставаться в праздности беспредельно, — писал А. Ф. Керенский, — восстановление боеспособности русской армии и её переход в наступление был неотложной, основной, необходимой задачей свободной России. Ради своего будущего Россия должна была совершить героический, жертвенный акт». Это решение вызвало широкое негодование. Проходивший в Петрограде I Всероссийский съезд Советов объявил о проведении 18 июня демонстрации протеста. В ней приняло участие почти 500 тыс. человек. Меньшевики и эсеры, контролировавшие съезд, пошли на это, чтобы придать народным протестам мирный характер.

Жертвенный акт обернулся грандиозным фиаско. «Эта операция сама по себе не имела сколько-нибудь серьёзного значения, — писал командовавший немецкими войсками генерал Эрих Людендорф, — но число русских, захваченных здесь в плен, было столь велико, что вызвало даже моё удивление». Продвигаясь вперёд, отборные, части русской армии несли тяжелейшие потери. Следовавшие за ними обычные пехотные подразделения отступали, либо сдавались в плен в ходе немецких контратак. В подавляющем большинстве солдаты не хотели воевать. Наступление захлебнулось. В армии всё шире распространялись антивоенные настроения, неповиновение командирам и дезертирство. Не помогло даже введение на фронте смертной казни.

Солдатская самоорганизация охватила российскую армию, преимущественно крестьянскую по составу. В военных подразделениях избирались ротные, батальонные, и полковые солдатские комитеты. Они заведовали внутренним порядком в частях и устанавливали контроль над оружием, часто не выдавая его офицерам. Было отменено как унижающее достоинство рядовых обращение к высшим чинам «благородие» и «превосходительство», отдание чести во внеслужебное время, воспрещалось грубое обращение с солдатами и т. д.

По мере ухудшения положения на фронте поведение солдат становилось всё более решительным. Эсеро-меньшевистский комитет 11-й армии в июле сообщал правительству и Верховному главнокомандующему: «В настроении частей... определился резкий и гибельный перелом... О власти и повиновении нет уже и речи. Уговоры и убеждения потеряли силу. На них отвечают угрозами, а иногда и расстрелом. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника... На протяжении сотни вёрст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них, здоровых, бодрых... чувствующих себя совершенно безнаказанными...». На фронте в августе - октябре вспыхнули десять солдатских восстаний, имели место около 180 случаев отказа выполнять боевые приказы и около 220 выступлений против офицеров и других командиров.

Солдатская масса пыталась даже покончить с войной по-своему, снизу. Около 50 раз целые воинские части и солдатские комитеты выдвигали требования немедленного мира или пытались мешать боевым действиям. Известно до 70 случаев братания: военнослужащие выходили из окопов, смешивались с солдатами противника и общались с ними, иногда проводя совместные антивоенные митинги. Власти тщетно пытались бороться с протестами в армии, расформировывая мятежные части и восстановив смертную казнь на фронте. В ответ на агитацию комиссаров Временного правительства солдаты обычно кричали: «Сам ступай в окопы вшей кормить!».

Антивоенные настроения нарастали и в тылу. Социал-демократ Александр Нагловский вспоминал, как весной 1917 г. публика встретила выступление выдающегося русского социал-демократа сторонника войны Г. В. Плеханова: «Плеханов говорил необычайно резко о войне до победного конца... При уважении к его имени в зале стояла тишина. Но когда он кончил, тишина так и осталась тишиной, не прерванная ни единым хлопком». По мнению хорошо информированного о положении в России британского дипломата Роберта Брюса Локкарта, если бы Временное правительство смогло решить вопрос о мире, то Октябрьской революции не произошло бы.

Но почему нельзя было заключить с Германией мир? Сама Германия стремилась именно к этому. Немцы сознательно приостановили наступательные сухопутные операции на Восточном фронте, давая понять, что они хотят мира с Россией. Их интерес состоял в том, чтобы прекратить гибельную войну на два фронта, перебросить свои части на запад, против англичан и французов. Правда, спустя год, в 1918., германские условия мира окажутся весьма тяжёлыми для России. Но к тому времени немцы продвинутся дальше на восток, а Российская армия перестанет существовать. Напротив, весной - летом 1917г. русский фронт удерживал половину всех военных сил немецкого государства... Однако руководители ПСР поддержали идею коалиции с кадетами, а кадеты были сторонниками продолжения войны.

Похожие темы