Рабочее движение в годы Гражданской войны

СОБРАНИЯ УПОЛНОМОЧЕННЫХ

Недовольство диктаторской политикой «комиссародержавия» вылилось в непрекращающиеся народные протесты, которые жестоко подавлялись большевистским правительством.

По оценке российского историка Д. О. Чуракова, волна забастовок, поднявшаяся с мая 1918 г., была вполне сопоставима с тем, что происходило во время революционных событий 1905 и 1917 гг. Войска расстреляли участников голодного бунта — рабочих Ижорского завода в Колпине под Петроградом, после чего в самом Петрограде вспыхнули волнения на Обуховском, Путиловском, Русско-Балтийском и других заводах. «Правительство, расстрелявшее рабочих, носит имя рабочего правительства. Мы призываем всех рабочих потребовать от большевистской власти снять с себя наше имя, которым она прикрывается», — заявил трудовой коллектив завода Речкина. Трудящиеся требовали свободных выборов Советов, частично поддерживали лозунг Учредительного собрания. В Центральном (промышленном) районе протестовали железнодорожники и печатники, бастовали рабочие Тулы, Брянска, Москвы.

Большевики всё чаще разгоняли Советы, потому возникла потребность в создании новых организаций, которые выражали бы интересы рабочих. Ими стали беспартийные рабочие конференции и собрания уполномоченных (СУ). 26 марта 1918 г. прошло первое легальное Собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда, объединившее делегатов от 40 предприятий. К лету движение уполномоченных распространилось на Москву, Нижний Новгород, города Центрального района, Урала и Поволжья. Оно разворачивалось под флагом беспартийности, призвано было отстаивать интересы промышленного пролетариата. Данное обстоятельство отражало разочарование рабочего класса России во всех политических партиях и постепенный отход от них. Делегат, уполномоченный от 10-й государственной типографии, выразил сомнения по поводу искренних намерений лидеров движения: «Всюду идёт борьба за власть. Когда у власти одна партия, другой приходится туго. Правительство Керенского расстреливало большевиков, теперь большевики расстреливают, а другие хотят их сбросить. Надо обуздать их». СУ устраивали забастовки, требовали выдачи зарплаты, ликвидации безработицы, свободного обмена между городом и деревней.

Но движение возглавили члены партии меньшевиков — слишком велико было их влияние на квалифицированных российских рабочих, к которым прислушивалась остальная масса трудящихся. Уполномоченным удалось 22—23 июля 1918 г. провести общероссийское совещание (Рабочий съезд) делегатов, нелегально избранных в различных промышленных регионах. Подавляющее большинство оказалось у меньшевиков. Совещание высказалось за прекращение любых экспериментов по введению рабочего контроля на производстве. От правительства требовалось прекратить «опыты по социализации и национализации фабрик и заводов» и одновременно «наладить регулирование и распределение предметов первой необходимости среди населения». 23 июля участники съезда были арестованы, после чего движение уполномоченных пошло на спад. И не только из-за репрессий. Рабочие были ослаблены голодом, большинство предпочло вообще не бороться, а вернуться к своим родственникам в деревню. Другие рассеялись по стране в поисках работы. В Петрограде с января по май 1918 г. число занятых в промышленности упало с 340 до 143 тыс. человек. Вероятно, именно здесь кроется главная причина неудачи движения.

СУ не пытались (или недостаточно активно пытались) играть роль организаторов жизни трудящихся, как это делали Советы. Они не занимались устройством производства, как фабзавкомы рабочей самообороной, как это делали красногвардейцы. СУ преследовали узкие цели и потому не смогли стать подлинными центрами организации общественной жизни, параллельной государству системой самоуправления. Наконец, меньшевики слишком торопились и не учли настроения масс. Требования меньшевистской верхушки собраний уполномоченных ликвидировать рабочий контроль, сделать ставку на частный капитал, и другие воспринимались массами как контрреволюционные.

ИЖЕВСКО-ВОТКИНСКОЕ ВОССТАНИЕ

В августе 1918 г. в ответ на объявленную властями мобилизацию вспыхнул бунт. Его поддержали рабочие, расправившиеся с большевистским начальством. Восстание быстро распространилось на Воткинск и другие рабочие посёлки Прикамья. Оно начиналось под лозунгом «Власть Советам, но не партии». Первоначально, высшим органом власти в Ижевске стал Совет рабочих депутатов. Но его лидеры — умеренные социалисты передали власть Прикамскому комитету членов Учредительного собрания. «Эсеры, — резюмирует историк М. С. Бернштам, — выхватили власть у восставшего народа для своих целей».

Уволенных большевиками рабочих восстановили на заводе, отменили государственную монополию на хлебную торговлю и смертную казнь. Прежние ставки оплаты труда, социальные гарантии остались в силе; командиры, солдаты и рабочие получали равное денежное довольствие. Рабочие, после боев возвращались в цеха, где трудились, не расставаясь с оружием. Наладились связи с окрестным крестьянством. Однако постепенно в повстанческом лагере росло влияние офицеров, занявших в армии командные посты. Начались принудительные мобилизации. Увеличивался разрыв между новыми властями и рабочей массой. Крестьяне и рабочие постепенно разочаровывались в целях движения, которое всё меньше отличалось от красной или белой диктатуры. В ноябре 1918 г. Прикамье вновь заняли войска Красной армии. Часть рабочих, сражавшихся с большевиками, примкнула к армии Колчака, составив наиболее боеспособные её подразделения.

РАБОЧИЕ СОВЕТЫ БЕЗ КОММУНИСТОВ

Большевикам в основном удалось сбить накал рабочих протестов. Однако уже в декабре 1918 г. под влиянием левых эсеров забастовали рабочие крупного военно-промышленного центра Мотовилихи. В марте 1919 г. Петроград охватила волна забастовок в преддверии VIII съезда РКП(б). По сравнению с 1918 г. симпатии забастовщиков резко сдвинулись влево. Путиловский завод выступил в поддержку резолюции левых эсеров, осудил большевиков за предательство Октябрьской революции, измену интересам рабочих и крестьян.

Рабочие потребовали свободно избранных Советов, прекращения террора и засилья чрезвычаек. 15 марта дружина левых эсеров, угрожая оружием, сорвала попытку возобновить работу на Путиловском заводе. Стачку поддержали другие предприятия города (всего бастовало от трети до половины всех питерских рабочих, приблизительно 30 тыс. человек), но власти жестоко подавили её. На заводы были введены войска. Отряды, состоявшие из латышей и китайцев, разогнали общие собрания трудовых коллективов, сотни рабочих были арестованы, десятки левоэсеровских активистов расстреляны. В Москве путиловцев поддержали тысячи работников Александровских железнодорожных мастерских, цитадели левых эсеров. В ответ власти уволили большую часть рабочих. Крупные выступления вспыхивали и против белых режимов. Так, в конце 1918 — начале 1919 прокатилась волна восстаний рабочих и мобилизованных крестьян в Омске, Канске, Енисейске, Тюмени, Томске и других городах Сибири.

ДЕЗЕРТИРСТВО

В последние годы историки проявляют повышенный интерес к теме дезертирства в годы Гражданской войны. По мнению исследователей, эта форма сопротивления явилась продолжением массового дезертирства времён Первой мировой войны. Только из Красной армии дезертировало свыше миллиона человек. Близкий к большевистской верхушке французский революционер Виктор Серж отмечал: «...крайне разрушительное движение зародилось в недрах армий Гражданской войны, белых, красных и прочих, —- движение зелёных. Они взяли своё название от лесов, в которые бежали, привлекая дезертиров всех армий, не желавших больше воевать ни за кого — ни за генералов, ни за комиссаров, а только за самих себя, чтобы потом прекратились все войны... Мы знали, что в лесах Псковщины росло число зелёных (оно достигало нескольких десятков тысяч человек). Хорошо организованные, оснащённые штабом, пользовавшиеся поддержкой крестьян, они пожирали Красную армию».

Белые не меньше страдали от действий дезертиров. Так, при объявлении мобилизации в армию белых в Славгороде, находившемся в четырёх верстах от Омска, произошло восстание. Толпы крестьян захватили город и перебили всю городскую администрацию и всех офицеров.

Случалось, что солдаты, мобилизованные белогвардейцами, писали красноармейцам записки следующего содержания: «Товарищи крестьяне, убейте своих комиссаров, а мы застрелим своих офицеров и установим настоящую советскую власть».

Рабочие тоже негативно относились к мобилизациям. Были случаи, когда даже большевистские профсоюзы отказывались предоставить армии хотя бы одного человека. На одном из заседаний оргбюро ЦК РКП(б) большевик Д. Б. Рязанов отмечал, что распоряжение Реввоенсовета республики о наборе в Красную армию только пролетариев повлекло за собой массовый переход рабочих в крестьянство и потому процент мобилизованных оказался ничтожно мал.

ПАРТИЗАНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В СИБИРИ

Летом и осенью 1919 г. партизанское движение охватило всю Сибирь, общее число повстанцев достигло 150 тыс. человек. Они дезорганизовали и разрушили тыл Колчака. В партизанской войне принимали участие и беспартийные крестьяне, и сторонники леворадикальных течений (левые эсеры, максималисты, анархисты), и большевики. Они действовали в союзе. Многотысячный отряд во главе с алтайскими анархистами Г. Ф. Роговым и И. П. Новосёловым, действовавший в районе Кузбасса, отбил у колчаковцев 18 волостей, а в декабре 1919 г. помог большевистскому Ревкому свергнуть власть колчаковцев в Кузнецке. Когда же партизаны впустили в регион части Красной армии и в нем установилась большевистская власть, незамедлительно последовала расправа с непокорными. В январе 1920 г. отказавшиеся подчиняться большевикам Рогов и Новоселов были арестованы, а их отряды разоружены и распущены.

Похожие темы