"Третья революция" (1920-1921 гг.).

РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПАРТИЗАНЫ ПРОТИВ БОЛЬШЕВИКОВ

Открытый вызов «комиссародержавию» бросила организация, созданная летом 1919 г. рядом анархистских (Пётр Соболев, Яков Глагзон, Хиля Цинципер и др.) и левоэсеровских (Тамара Гаспарянц, Донат Черепанов) активистов, а также прибывшими в Москву махновцами (последние намеревались отомстить красным властям за расправу над повстанцами-анархистами). Она называла себя Всероссийской организацией анархистов подполья или Всероссийским повстанческим комитетом революционных партизан. Подпольщики призывали к решительной вооружённой борьбе как с белыми, так и с красными, за свободные федерации всех трудящихся, объединённые в «вольную конфедерацию».

25 сентября 1919 г. анархисты подполья бросили бомбу в здание Московского комитета большевистской партии в Леонтьевском переулке. Были убиты 12 человек, 55 ранены. Ленин, вопреки ожиданиям, на заседании отсутствовал. Чекисты выследили подпольщиков и в ноябре взяли штурмом их подмосковную дачу. Несколько анархистов взорвали себя, другие были схвачены, восемь из них казнены.

«...СВОБОДА, РАВЕНСТВО, БРАТСТВО И ЛЮБОВЬ!»

Мощное крестьянское восстание вспыхнуло в июле 1920 г. на Среднем Алтае. Оно выдвинуло такие лозунги: «Да здравствует свобода, равенство, братство и любовь!», «Да здравствуют Советы, долой коммунистов, нет места капиталу!». Повстанцы потребовали свободных выборов в Советы, отмены продразвёрстки, неприкосновенности личности, свободы слова и печати. Народно-повстанческая армия насчитывала около 18 тыс. человек. Большевики сумели подавить движение плохо вооружённых партизан осенью 1920 г. Командиру восставших Плотникову отрубили голову и возили её по деревням для устрашения населения.

Очагом крестьянского повстанчества осенью 1920 г. стал юг России. И здесь чаще всего выдвигался лозунг свободных Советов. В отличие от бунтов 1918—1919 гг., когда восставало мужское население, нередко начинавшее с разгрома Советов, теперь, как сообщал военный комиссар Воднев из Воронежской губернии, «участие в мятеже принимает всё население, начиная от стариков и заканчивая женщинами и детьми. Советы не разгоняются, а привлекаются на сторону восставших». По словам Воднева, бунтари поднимают красные флаги и к ним присоединяются многие разочаровавшиеся в политике своей партии большевики.

АНТОНОВЩИНА

Не все крестьянские выступления проходили под лозунгами свободных Советов. Одним из важнейших исключений следует считать восстание в Тамбовской губернии, поднятое Союзами трудового крестьянства (СТК). Эти союзы представляли собой фактически объединения сельских общин. Главным оперативным штабом движения руководил бывший милиционер эсер Александр Степанович Антонов, которому были не чужды националистические настроения. В октябре в выступлении участвовали до 20 тыс. человек, из них около 3 тыс. имели оружие; в январе 1921 г. число антоновцев достигло 50 тыс.

Некоторые тамбовские СТК находились под влиянием идей партии эсеров. Они выдвинули требования созыва Учредительного собрания, возвращения заводов бывшим владельцам. Другие местные СТК и полевые командиры находились под влиянием левых эсеров и слышать не желали про Учредительное собрание.

ЗАПАДНОСИБИРСКОЕ ВОССТАНИЕ

К марту 1921 г. большевистское правительство оказалось перед лицом крестьянской войны, охватившей ключевые районы страны. Казалось, что режим большевиков не устоит. Многие считали, что он продержится от силы несколько месяцев. Вскоре могучая волна крестьянского сопротивления поднялась в Сибири.

17 декабря 1920 г. член коллегии Тюменского губпродкома Я. З. Майерс издал следующее распоряжение волостным уполномоченным по проведению развёрстки в Ишимском продовольственном районе: «Вы должны твёрдо помнить, что развёрстки должны быть выполнены, не считаясь с последствиями, вплоть до конфискации всего хлеба в деревне, оставляя населению голодную норму». Как это выглядело в реальности, можно судить по некоторым признаниям большевистского руководства Западной Сибири, сделанным позднее, когда оно стало выяснять, что же довело крестьян до восстания. На заседании Тюменского губкома 3 мая 1921 г. докладчик Макаров так сказал о своём впечатлении от поездки по Ишимскому району: «Фактически... там советской власти в течение восьми месяцев не существовало. Существовала какая-то дикая расправа продработников, которые зачастую не признавали никаких руководящих органов».

Западносибирское восстание явилось ответом на такую политику и чуть было не принудило большевистские власти покинуть Сибирь. Отдельные выступления, вспыхнувшие в конце января — начале февраля 1921 г. на территории Тюменской губернии и в прилегающих к ней уездах Омской, Екатеринбургской и Челябинской губерний, слились в одно мощное движение. К марту численность повстанцев превышала, по сообщениям ЧК, 200 тыс. человек. Была сформирована Народно-повстанческая армия (НПА). В борьбе участвовали различные слои населения, но преобладали крестьяне-середняки. А этнический состав был самый разнообразный: русские, татары, ханты, ненцы. Реального влияния на движение тех или иных политических партий и организаций не прослеживалось. Отряды НПА свергли большевистскую власть и сражались на территории, простиравшейся от Камышлова и Шадринска на западе до Тары и Омска на востоке, от Обдорска на севере до Каркаралинска на юге. «Мы не идём против советской власти крестьян и рабочих, ибо мы вполне убеждены, что советская власть — действительная власть, стоящая на защите интересов трудового народа, — подчёркивалось в воззваниях западносибирских повстанцев. — Мы идём против тех коммунистов, которые выгребли у нас хлеб до последнего зерна... коммунистов, приведших нас к голоду и разрушивших наше хозяйство». Советская власть понималась ими как передача функций управления органам, подконтрольным местному «сельскому обществу». Во многих районах, уничтожив большевистские ячейки и совхозы, повстанцы приступили к созданию беспартийных Советов. Часть городских рабочих в занятом отрядами НПА Тобольске поддерживала повстанцев. Представители местных рабочих вошли в выбранный повстанцами Крестьянско-городской Совет.

ТУЛУП

История о том, как «старались» сибирские работники Наркомпрода, рассказана продинструктором Н. Грибковым в его негодующем письме от 23 декабря 1920 г. тюменскому губпродкомиссару Инденбауму. Грибков сообщает, что его непосредственный начальник комиссар Крутиков, не найдя у крестьянина-бедняка Айтмандинова причитающейся с него по развёрстке шерсти, вместо шерсти конфисковал последний тулуп. Возмущённый Грибков делает следующий вывод: «Так вышесказанный отобранный комиссаром тулуп взамен шерсти не попал, а попал на плечи комиссара Крутикова, а в настоящее время Айтмандинов раздет. Это, товарищ комиссар Инденбаум, недопустимо... Этот тулуп слышно будет далеко, что начинают комиссары мирных жителей раздевать».

Не пройдёт и двух месяцев, как об айтмандиновском тулупе станет «слышно» по всей Западной Сибири.

НОВОЕ РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

На фоне крестьянской войны оживилось и рабочее движение. Недовольство городских трудящихся было вызвано в первую очередь плохим продовольственным снабжением. Забастовки шахтёров Донбасса обусловили нехватку топлива, а из-за этого перестал работать транспорт. Получился замкнутый круг: чтобы прекратить забастовки шахтёров, следовало подвезти им продовольствие, но сделать это было нельзя, не прекратив забастовки. Транспортный кризис привёл к параличу всей хозяйственной системы.

В Петрограде из-за топливного кризиса некоторые заводы встали. Городские власти постановили временно закрыть их и перевести рабочих на половинный рацион. В то же самое время стало известно, что членам партии на заводах и фабриках выдавали новые одежду и обузь, тогда как остальные должны были ходить в обносках. Столь явное неравенство вызвало взрыв негодования. 22 февраля 1921 г вспыхнула первая стихийная стачка на Трубецкой фабрике с требованиями увеличить продовольственный рацион и распределить имеющийся запас обуви. Власти отказались от переговоров и послали против рабочих красных курсантов, которые открыли огонь в воздух. Однако забастовка начала распространяться на другие предприятия, и тогда в городе было введено чрезвычайное положение. Власти угрожали бастующим увольнениями, если те не вернутся на работу. Стачка продолжала расширяться. Появились листовки, критикующие запрет собраний трудовых коллективов. В них говорилось: «Необходимо коренное изменение всей политики власти, и в первую очередь рабочим и крестьянам нужна свобода. Они не желают жить по большевистской указке, они хотят сами решать свою судьбу... Организованно и настойчиво требуйте освобождения всех арестованных социалистов и беспартийных рабочих; отмены военного положения; свободы слова, печати и собраний для всех трудящихся; свободных выборов завкомов, профсоюзов и Советов».

Некоторые агитировали за Учредительное собрание, но, как отмечал руководитель питерских большевиков Г. В. Зиновьев, большинство рабочих не поддержали этот призыв, выступив за Советы без коммунистов. Начались массовые аресты бастующих. Власти не надеялись на лояльность Петроградского гарнизона и вызвали верные части из провинции. 2 марта было введено осадное положение, за забастовку полагалась смертная казнь. Голодные и измученные рабочие продержались до 8—9 марта, после чего стачка сошла на нет. Но в поддержку трудящихся Петрограда выступили моряки и рабочие соседней крепости Кронштадт.

КРОНШТАДТСКИЙ МЯТЕЖ

Команды линейных кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» заявили о своей солидарности с бастующими. 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся общегородской митинг с участием 16 тыс. человек. Они приняли резолюцию с требованиями провести свободные выборы в Советы; предоставить «свободу слова и печати для рабочих и крестьян, анархистов, левых социалистических партий», свободу собраний, профсоюзов; освободить «всех политических заключённых; собрать беспартийную конференцию рабочих, солдат и матросов Петрограда, Кронштадта и губернии.

Участники митинга потребовали упразднить партийные политотделы и партийные отряды на предприятиях и в воинских частях. Это была программа продолжения социальной революции «низов».

До перевыборов Совета управление Кронштадтом 2 марта было передано Временному революционному комитету (ВРК), избранному делегатами от кораблей, воинских частей, мастерских и профсоюзов. В составе ВРК был лишь один партиец-меньшевик. В радиообращении Кронштадта от 5 марта говорилось: «Мы свергли у себя коммунистический Совет, и Временный революционный комитет на днях приступает к выборам нового Совета, который, свободно избранный, будет отражать волю трудового населения и гарнизона... Мы за власть Советов, а не партий... В Кронштадте вся полнота власти в руках только революционных матросов, красноармейцев и рабочих... Да здравствует революционный пролетариат и крестьянство!.. Да здравствует власть свободно избранных Советов!».

З марта 1921 г. начала издаваться газета «Известия ВРК». На её страницах была сформулирована программа антибольшевистской «третьей революции» — той, которая должна была привести к социалистическому строю народного самоуправления трудящихся. «Совершая Октябрьскую революцию, рабочий класс надеялся достичь своего раскрепощения, — подчёркивалось в документе «За что мы боремся», опубликованном 7 марта. — В результате же создалось ещё большее порабощение личности человека... Рабочих при помощи казённых профессиональных союзов прикрепили к станкам, сделав труд не радостью, а новым рабством. На протесты крестьян, выражающиеся в стихийных восстаниях, и рабочих, вынужденных самой обстановкой жизни к забастовкам, они отвечают массовыми расстрелами... В Кронштадте положен первый камень „третьей революции“, сбивающей последние оковы с трудовых масс и открывающей новый широкий путь для социалистического творчества... Рабочие и крестьяне неудержимо идут вперёд, оставляя за собой и учредилку с её буржуазным строем, и диктатуру коммунистов с её чрезвычайками и государственным капитализмом... Настоящий переворот даст трудящимся возможность иметь наконец свои свободно избранные Советы, работающие без всякого насильственного партийного давления, пересоздать казённые профессиональные союзы в вольные объединения рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции».

В городе-крепости началась организация новой жизни. Поддерживался порядок, работали все предприятия и службы. По воспоминаниям очевидцев, царила атмосфера всеобщего воодушевления. Член ВРК Перепелкин вспоминал, что люди бросались друг другу на шею, радуясь избавлению от большевиков. Происходили братания рабочих и матросов, кронштадтцы делились друг с другом последними запасами продовольствия. Улучшенное питание полагалось только больным и детям; официальные лица не имели никаких привилегий.

Кронштадтское восстание не было совершенно свободно от авторитарных и националистических идей. По свидетельству американского анархиста Александра Беркмана, находившегося в тот момент в Петрограде, многие повстанцы почти до самого последнего момента отказывались открыто критиковать Ленина. Они полагали, что он болен, не контролирует ситуацию в стране, не несёт ответственности за текущую политику или плохо информирован о реальном положении вещей, а значит, может принять и сторону восставших.

Повстанцы первоначально рассчитывали на соглашение с властями. Они допустили ошибку, не двинувшись немедленно на Петроград. Время было упущено. Надежды на миролюбие комиссаров оказались беспочвенными.

Выступление Кронштадтского гарнизона представляло угрозу для большевистского режима потому, что могло вызвать цепную реакцию, послужить примером для других красноармейских частей.

Недовольство режимом всё шире распространялось в рядах Красной армии, состоявшей преимущественно из крестьян. Волнения происходили в воинских частях в Гомеле, Верном, Нижнем Новгороде и других местах. Г. Маслак, командир бригады в составе Первой конной, готовил восстание с целью перехода армии на сторону махновцев.

В январе 1921 г. заговор был раскрыт, и Маслак, вынужденный начать выступление раньше срока, увёл к анархистам лишь часть своей бригады. По донесениям чекистов красноармейские соединения, расквартированные в Западной Сибири, оказались ненадёжны и могли присоединиться к местным повстанцам (некоторые отряды действительно это сделали). Вот почему большевики не собирались идти на какие бы то ни было уступки Кронштадту.

Делегатов, посланных кронштадтцами в Петроград, арестовали. К окружённой замёрзшим морем крепости подтягивались элитные части и артиллерия. 7 марта начался обстрел Кронштадта, затем последовало несколько попыток штурма. Некоторые солдаты не захотели сражаться против восставших... Несмотря на упорное сопротивление осаждённых, силы были слишком неравны. 16 марта большевистские части приступили к решающему штурму. После многочасовой бомбардировки на рассвете 17 марта они по льду ворвались в Кронштадт с трёх сторон. Защитники, рассредоточенные по фортам, были застигнуты врасплох в тумане зимней ночи. Однако ещё целых два дня — вплоть до поздней ночи 18 марта — гарнизон и население продолжали борьбу, сражаясь за каждый дом. 18 марта, в 50-летнюю годовщину провозглашения Парижской коммуны, пал последний оплот русской революции. Из более чем 6,5 тыс. арестованных участников восстания к маю 1921 г. власти расстреляли около 2 тыс. Многих заключили в концлагеря.

СОВЕТЫ И ПАРТИЯ

Отто Рюле, немецкий революционер, симпатизировавший Кронштадтскому мятежу, писал: «В России подтвердилось на практике то, что теоретически само собой разумеется: что централистская партия — какое бы честное желание её ни окрыляло — никогда не сможет создать Советы. Она тонет в бюрократизме. Она существует в нём и через него. В России бюрократия комиссариатов. Именно она правит. Там нет системы Советов. Образованные в ходе открытых выборов, по партийным спискам «Советы» это не Советы в революционном смысле слова, это политический обман... Преодоление партии — самая элементарная предпосылка революции. Советы могут быть подготовлены только организациями, которые имеют свои корни на предприятиях и преодолевают зависимость от партий».

ФИНАЛ РЕВОЛЮЦИИ

Хотя численность повстанцев по всей России была огромной, они почти не имели огнестрельного оружия (за исключением кронштадтцев, махновской армии и некоторых небольших отрядов).

В конце марта — начале апреля 1921 г. пали главные очаги западносибирского восстания.

В ходе упорных боев, продолжавшихся с мая по август 1921 г. было в основном подавлено тамбовское восстание.

В августе 1921 г. тяжело раненый Махно с остатками отряда ушёл за границу, в Румынию. «Третья революция» была раздавлена.

В условиях страшного голода, свирепствовавшего в 1921 г., уставшая и измученная крестьянская масса всё больше цепенела в пассивной безысходности. Но главной причиной поражения «третьей революции» стало отсутствие у подавляющего большинства повстанцев оружия и боеприпасов.

Кроме того, принцип, в соответствии с которыми лишь старшие мужчины имеют право голоса в народном собрании (тогда как молодёжь и женщины обязаны им подчиняться), узость взглядов, привычка смотреть на всё с позиций своей общины, этнической или профессиональной группы помешали соединению революционных движений в единое целое, привлечению в них молодежи.

Махновское сопротивление, Кронштадт, забастовочное движение в Петрограде, крестьянские восстания в Южной России и Сибири стали последними мощными всплесками активности народных низов. То был заключительный аккорд, завершивший невероятную, невозможную, прекрасную и чудовищную симфонию Великой русской революции.

Похожие темы