Военный коммунизм 1918-1921 гг. Партия

КРАСНАЯ ДИКТАТУРА

Ситуацию, в которой оказались большевики с лета 1918 г., В. Волин описал следующим образом: «Коммунистическая» власть, которая концентрирует всё в своих руках, является... ловушкой. Любая самостоятельная инициатива вызывает у неё подозрение, представляется угрозой... Ибо она никому не желает уступать бразды правления... И власть отвергает, давит эту инициативу или следит за ней с целью нанести решающий удар... Она претендует на то, что хочет и может «руководить» бесконечно разнообразной деятельностью миллионов людей. Чтобы добиться в этом успеха, ей необходимо в один миг охватить всю неизмеримую, находящуюся в постоянном движении общественную жизнь: суметь всё узнать, всё понять, всё предпринять, за всем наблюдать, всюду проникать, всё видеть... И она оказывается абсолютно бессильной в сфере реорганизации экономической жизни страны. Последняя переживает быстрый распад... В подобных условиях некомпетентность власти ведёт к настоящему краху экономики: остановке промышленного производства, разрушению сельского хозяйства... Из этого неизбежно следует использование политики принуждения. Труд, производство, транспорт, обмен и пр. дезорганизуются и впадают в состояние хаоса...

Чтобы поддерживать экономическую жизнь страны на допустимом уровне, у власти остаются в итоге лишь принуждение, насилие». Политика большевиков попала в замкнутый круг. Чем решительнее они прибегали к государственному диктату сверху, тем более страшными неудачами оборачивались их экономические начинания. А это побуждало власти ещё туже «закручивать гайки», наращивая масштабы государственного вмешательства и административного контроля.

Большевистская власть использовала Гражданскую войну для окончательной консолидации «комиссародержавия». Хотя конституция, утверждённая 10 июля 1918 г., объявляла Россию Федеративной Республикой Советов, в реальности они превратились в придаток партийной диктатуры. Фактически сама роль этих органов сводилась к простому одобрению решений коммунистической партии. В России, писал Ленин весной 1920 г., возникла «самая настоящая «олигархия». Ни один важный политический и организационный вопрос не решается ни одним государственным учреждением без руководящих указаний ЦК партии».

Впоследствии режим, установившийся в России в период с 1918 по 1921 г., стали называть военным коммунизмом. Тем самым руководители большевиков хотели подчеркнуть его вынужденный, обусловленный Гражданской войной характер. Но во время проведения этой политики термин «военный коммунизм» не использовался. В октябре 1921 г. Ленин говорил о данном периоде так: «...отчасти под влиянием нахлынувших на нас военных задач и того, казалось бы, отчаянного положения, в котором находилась тогда республика, в момент окончания империалистической войны, под влиянием этих обстоятельств и ряда других мы сделали ошибку, что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению. Мы решили, что крестьяне по развёрстке дадут нужное нам количество хлеба, а мы разверстаем его по фабрикам и заводам, — и выйдет у нас коммунистическое производство и распределение».

На практике военный коммунизм стал попыткой превращения общества в единую, огромную фабрику, ставшую собственностью аппарата чиновников.

ПАРТИЯ

Формально в Советской России ещё сохранялись различные партии и политические организации, но в реальности действовать им становилось всё труднее. 14 июня 1918 г. ВЦИК постановил исключить из Советов правых эсеров и меньшевиков (позднее решение в отношении меньшевиков и части эсеров было отменено). После вооружённых столкновений в Москве 6 июля 1918 г. между большевиками и левыми эсерами первые настояли на принятии V съездом Советов резолюции об изгнании из Советов левоэсеровской партии. В 1919 г. М. Спиридонова и ряд других её лидеров подверглись аресту. Союз эсеров-максималистов официально оставался легальной организацией, но на его членов всё чаще обрушивались репрессии. Росла нетерпимость режима и к анархистам. Постепенно в стране формировался однопартийный режим.

В. И. Ленин заявлял, что после Октябрьской революции рабочие не знают «над собой никакого ига и никакой власти, кроме власти их собственного объединения, смелого, сплочённого, революционного, выдержанного авангарда». Именно компартия, в его представлении, должна была занимать (и заняла) руководящее положение в создаваемом государстве. Все вопросы, касающиеся деятельности государственного учреждения, предварительно обсуждались членами большевистской партии в этом учреждении. «Во всех советских организациях, — указывалось в резолюции VIII съезда партии, — абсолютно необходимо образование партийных фракций, строжайше подчиняющихся партийной дисциплине. В эти фракции должны входить все члены РКП, работающие в данной советской организации».

Большевики управляли государственной машиной посредством прямых указаний партийных органов и назначения членов партии на руководящие посты в госучреждениях и общественных организациях. РКП(б) стала ядром нового режима, силой, скрепляющей могущественные ведомства в единое целое, управляя ими через свои ячейки и партколлективы. В партийных органах наблюдалась та же тенденция к концентрации власти, что и в органах советских. Партийный съезд, формально высший орган, стал слишком громоздким для того, чтобы эффективно осуществлять власть. И значение его упало. Немецкая революционерка Роза Люксембург, относившаяся к большевикам с симпатией, писала: «Общественная жизнь постепенно угасает, дирижируют и правят с неуёмной энергией и безграничным идеализмом несколько дюжин партийных вождей, среди них реально руководит дюжина выдающихся умов, а элита рабочего класса время от времени созывается на собрания, чтобы рукоплескать речам вождей, единогласно одобрять предложенные резолюции».

Следующий по формальному значению партийный орган — ЦК в условиях Гражданской войны 1918 г. собирался редко. Полномочия по подбору и расстановке партийных кадров на всех уровнях и во всех учреждениях легли на главу секретариата ЦК Я. М. Свердлова, занимавшего также пост председателя ВЦИК.

Видный большевик Н. Осинский сетовал в 1919 г. на то, что «сам ЦК как коллегиальный орган, в сущности говоря, не существовал», поскольку тт. Ленин и Свердлов решали очередные вопросы путем разговоров друг с другом и с теми отдельными товарищами, которые стояли во главе какой-нибудь одной отрасли советской работы».

VIII съезд партии в марте 1919 г., после смерти Свердлова, реорганизовал ЦК, сократив его состав до 19 членов, но одновременно постановил сосредоточить текущие вопросы в трёх органах.

Первый из этих органов — политбюро, состоявшее из пяти человек. Политбюро вскоре превратилось в основной источник главных политических решений, осуществляемых через государственную машину. Работой политбюро фактически руководил Ленин. Второй орган — организационное бюро (оргбюро), куда входили тоже пять членов ЦК. Третий орган — секретариат ЦК. Это были наиболее мощные центры власти внутри партии. «Секретариат ЦК и его отделы, — пишет С. А. Павлюченков, — проводили огромную работу по ревизии, инструктированию местных партийных организаций, разрешению конфликтов, занимались массовыми перебросками десятков тысяч коммунистов из губернии в губернию, из тыла на фронт, с фронта в тыл и т. д. Судьба и карьера каждого ответственного партийного ли, советского ли, военного или хозяйственного работника напрямую зависела от оргбюро и секретариата ЦК. Кроме того, оргбюро непосредственно контролировало работу ВЧК и решало ряд важнейших политических вопросов.

Похожие темы