Восстание чехословаков. Умеренные социалисты снова у власти

Решающим вызовом большевистскому правительству стал не мятеж левых эсеров, а восстание Чехословацкого корпуса, созданного в 1917 г. (в основном из военнопленных) на российской территории для боевых действий против Германии и Австро-Венгрии. Официально корпус входил в состав французских вооружённых сил.

После заключения Брестского мира было принято решение об эвакуации корпуса из России через Дальний Восток и дальше на кораблях во Францию. К концу мая 1918 г. эшелоны с 45 тыс. чехословацких легионеров растянулись на 7 тыс. км по Сибирской железной дороге от Пензы до Владивостока.

В Челябинске в ходе столкновений между военнопленными чехи убили одного австрийца. Германское посольство потребовало ареста и наказания виновных. При попытке ареста чехи оказали сопротивление. Тогда, нарком по военным делам Троцкий, приказал Чехословацкому корпусу сдать оружие, пригрозив: «Каждый чехословак, который будет найден вооружённым по линии железной дороги, должен быть расстрелян на месте». Большевики не могли позволить себе ссору с немцами. А тем важно было не допустить переброски крупного и хорошо подготовленного воинского контингента на Западный фронт. Чехи опасались главным образом того, что дружественное немцам советское правительство выдаст их союзным Германии австрийцам. Поскольку большинство чехов являлись гражданами Австро-Венгрии, перешедшими на сторону Антанты, для них это означало расстрел. Кроме того, они боялись расстаться с оружием в чужой стране, охваченной мятежами.

До сих пор нет полной ясности в вопросе о причинах восстания. Чехи формально находились в подчинении союзного командования (правда, оно размещалось очень далеко от них, в Версале, под Парижем). По воспоминаниям президента Чехословакии Я. Масарика, его армии союзниками ставились грандиозные, но невыполнимые задачи, по поводу которых он недоумевал: «Нереально оккупировать и удерживать огромную территорию Европейской России силами пятидесяти тысяч человек». С другой стороны, единственным желанием чехов было как можно быстрее уехать из России.

Итак, командование корпуса отказалось разоружиться. Оно не могло подчиниться приказу большевистского правительства, но не могло и проигнорировать его. Для успешного перехода из походного порядка в боевой необходимо заранее принять определённые меры: провести разведку, создать боевое охранение и т. д. При движении в эшелонах такое невозможно, и потому войска крайне уязвимы. Зная, что красные по всему маршруту движения враждебны им, чехи должны были попытаться занять какую-то территорию.

Восстание началось 25 мая 1918 г. К концу месяца чехословацкие части захватили Челябинск, Новониколаевск, Пензу, Сызрань, Томск, в июне — Омск, Самару, Красноярск, Владивосток. Затем начали наступление в западном направлении, чтобы открыть «новый антигерманский фронт»: в июле — начале августа взяли Симбирск, Екатеринбург и Казань. На территории Дальнего Востока, Сибири и части Поволжья власть большевиков была свергнута.

РАССТРЕЛ СЕМЬИ НИКОЛАЯ II

Восстание Чехословацкого корпуса подтолкнуло советское руководство принять решение о ликвидации семьи последнего российского императора. Хотя юридически Романовы уже не являлись «царствующей фамилией», именно так их по-прежнему воспринимали и большевики, и их противники. С инициативой уничтожить «живое знамя» Белого движения выступил председатель ВЦИК Я. М. Свердлов. Непосредственным исполнителем акции стал большевик Я. Юровский. Ночью 17 июля 1918 г. Николая II вместе с супругой, детьми, слугами и личным врачом перевели в подвал Ипатьевского дома в Екатеринбурге, где их содержали под надзором. Там Юровский заявил арестантам, что вынужден их расстрелять, и вместе с дюжиной чекистов открыл огонь. Царевича Алексея и трёх его сестер добили штыками. Тела убитых облили серной кислотой и сбросили в шахту.

УМЕРЕННЫЕ СОЦИАЛИСТЫ СНОВА У ВЛАСТИ

Чехословацкое командование передало управление в руки местных правительств (Комитета членов Учредительного собрания — Комуча в Самаре, Уральского и Сибирского временных правительств и т. д.), которые приступили к формированию собственных армий. Ведущую роль в большинстве этих новых правительств играли умеренные социалисты — эсеры и меньшевики. В России началась широкомасштабная Гражданская война. Противников красных (большевиков) стали называть белыми.

В сентябре 1918 г. на государственном совещании в Уфе было создано центральное антибольшевистское правительство — Уфимская директория. Режим возглавили эсер Н. Д. Авксентьев и сибирский областник П. В. Вологодский. Но боевые действия сил Комуча и директории против Красной армии оказались неудачными: в сентябре — ноябре 1918 г они потеряли Поволжье и Предуралье (Казань, Симбирск, Самару). Эсеры и меньшевики хотели регулярную армию и получили её. В. М. Чернов писал об офицерах: «Новое правительство приняло их с распростёртыми объятиями. Атмосфера полного доверия со стороны демократического правительства, предполагалось, заставит размягчить сердца, и обновит гонимых в России офицеров... Предполагалось, что они оценят такое отношение и заплатят за него безусловной лояльностью». Но вскоре обострились отношения между умеренно-социалистическими политиками и офицерами, которые возглавили воинские части. Большинство военных руководителей имели монархические убеждения. Они презирали социалистических партийных лидеров за демократическую «болтовню». Офицеры требовали установления военной диктатуры. Правые политики тоже не скрывали намерения при первом удобном случае разделаться со своими социалистическими союзниками. Член Комуча П. Д. Климушкин вспоминал, как представитель либерально-монархической партии конституционных демократов Неклютин заявил ему: «Вы работаете на нас, разбивая большевиков... Но долго вы не можете удержаться у власти, вернее, революция, покатившаяся назад, неизбежно докатится до своего исходного положения, на вас она не остановится, так зачем же нам связывать себя с вами. Мы будем вас до поры до времени немного подталкивать, а когда вы своё дело сделаете, свергнете большевиков, тогда мы и вас вслед за ними спустим в ту же яму».

Политика режимов в Поволжье и Сибири продолжала линию на коалицию с буржуазией, офицерством и другими классами старого общества, линию 1917 г. Комитет членов Учредительного собрания в Самаре в июне — сентябре 1918 г., объявил о восстановлении демократических свобод, принял красный флаг, признал восьмичасовой рабочий день, свободу деятельности рабочих крестьянских съездов, профсоюзов, фабзавкомов. Однако Комуч вернул в частные руки ряд предприятий и банков, восстановил свободную торговлю. Правда, некоторые бывшие владельцы отказывались брать назад свои предприятия, заявляя, что без государственных субсидий им заводы не нужны. Местная власть была передана городским думам и земствам. Комуч официально провозгласил социализацию земли, но признал за помещиками право на урожай 1917 г.

Первоначально политика умеренных социалистов воспринималась обществом благожелательно или настороженно. Но затем она стала вызывать народное недовольство. Насильственные мобилизации в армию пришлись не по вкусу крестьянам, и те ответили на них массовым дезертирством. Правительство прибегло к поркам и расстрелам, в ходе которых погибли, по одним данным, сотни, а по другим тысячи людей.

Возмущение рабочих вызвали попытки приватизации промышленности. Правительства не только приватизировали промышленность, банки и торговлю, но и посягали на основные завоевания аграрной революции. Сибирское временное правительство во главе с П, В. Вологодским, сформированное в июне 1918 г., вернуло землевладельцам имения, отобранные крестьянами в ходе «чёрного передела» 1917 г., ввело военно-полевые суды и смертную казнь за политические преступления. Уже 4 июля 1918 г. оно объявило декреты советской власти незаконными и аннулировало их; 6 июля приняло постановления «О недопущении советских организаций» и «О возвращении владельцам их имений»; чуть позже ликвидировало земельные комитеты, которые должны были проводить в жизнь Декрет о земле.

И в конце концов демократические социалисты и либералы наступили на те же грабли. Народные низы бунтовали и выходили из повиновения. Предприниматели не верили в стабильность новой власти. Офицерство готовило заговоры и перевороты.

Эсеры и меньшевики пытались скрепить в одно целое рвущуюся ткань российского общества, предотвратить гражданскую войну; найти компромисс между борющимися классами, политическими группировками. Не исключено, что если бы они провели ряд реформ в 1917 г., то достигли бы цели. Но в 1918 г. это было уже невозможно. Гигантские силы пришли в движение.

Похожие темы